Юридическая помощь, услуги адвоката, консультации юриста, адвокаты Москвы

Коллегия адвокатов "Московский юридический центр"
о коллегии адвокаты онлайн консультации новости и публикации спецпроекты контакты
.
ПОМОЩЬ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Бизнес-адвокат
Корпоративный адвокат
Иск в арбитраж
Налоговые споры
Корпоративные споры
Защита интеллектуальной собственности
Взыскание долгов
Сопровождение адвоката
Адвокатский аудит
Защита деловой репутации
Представительство в суде
Сопровождение сделок по продаже/покупке готового бизнеса
Исполнительное производство
Страховые споры

ПОМОЩЬ ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Личный адвокат
Семейный адвокат
Семейные споры
Расторжение брака без вашего участия
Развод, раздел имущества
Жилищные споры
Сопровождение адвоката
Налоговые правоотношения
Страховые споры
Уголовные дела
Трудовые споры
Гражданские дела
Юридическая помощь в недвижимости
Долевое участие в строительстве
Ведение дел о наследовании имущества
Адвокат и юрист по ДТП
Авторское право
Защита прав потребителей
Исполнительное производство

Кто может быть судебным представителем и защитником?


Конституционное право каждого на квалифицированную юридическую помощь в суде может быть в полной мере реализовано только в том случае, если такая юридическая помощь оказывается лицом, обладающим определенными качествами, в том числе специальными познаниями в области права. Поэтому действующее законодательство устанавливает ряд требований, которым должны отвечать лица, оказывающие юридическую помощь. К таким лицам относятся судебные представители и защитники.

Рассмотрим, кто же может осуществлять судебное представительство и защиту.

1. Согласно ст. 49 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ) лицами, осуществляющими судебное представительство, могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 51 ГПК РФ.

Таким образом, судебное представительство по гражданскому делу может осуществлять лицо:

дееспособное;

надлежаще оформившее полномочия;

не являющееся судьей, следователем, прокурором, за исключением случаев их участия в качестве представителей соответствующих органов и законных представителей.

Первый и последний признаки не нуждаются в особых комментариях, поэтому остановимся на порядке оформления полномочий судебного представителя в гражданском процессе.

Полномочия таких представителей оформляются в порядке, установленном законом. Оформление полномочий представителя во многом зависит от вида представительства и статуса лица, его осуществляющего. Так, согласно ч. 1 ст. 53 ГПК РФ полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Полномочия законных представителей подтверждаются документами, удостоверяющими их статус (ч. 3 ст. 53 ГПК РФ). Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (ч. 5 ст. 53 ГПК РФ). Если адвокат-представитель наделяется специальными полномочиями (ст. 54 ГПК РФ), они должны быть отражены в доверенности. Кроме того, в гражданском процессе полномочия представителя могут быть определены также в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или в письменном заявлении доверителя в суде (ч. 6 ст. 53 ГПК РФ).

Таким образом, круг лиц, которые могут быть судебными представителями в гражданском процессе, достаточно широк, что подкрепляет гарантии права граждан на выбор представителя. Однако при этом не исключается возможность участия в деле в качестве судебного представителя лица, не сведущего в вопросах права, что может привести не к квалифицированной защите прав и законных интересов доверителя, а к неудачному исходу дела в суде.

В связи с этим высказано мнение, что следует законодательно закрепить правило об обязательном ведении дел через адвокатов по сложным в юридическом отношении делам. Такой подход закреплен на законодательном уровне в ряде зарубежных государств. Однако существует и противоположная точка зрения, согласно которой в настоящее время состояние адвокатуры в России таково, что оказание именно квалифицированной юридической помощи ею не гарантируется. В качестве главной причины такого положения называется отсутствие норм, четко регламентирующих вопросы ответственности за предоставление услуг ненадлежащего качества. Поэтому нельзя ограничивать адвокатами круг лиц, которые могут быть судебными представителями, а на законодательном уровне необходимо четко прописать основания и порядок ответственности судебных представителей за ненадлежащее оказание юридических услуг.

Безусловно, основная нагрузка по осуществлению функций судебного представительства ложится на плечи адвокатуры, деятельность которой регламентирована Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации". Однако деятельностью по оказанию юридических услуг, в том числе услуг по судебному представительству, в настоящее время занимаются различные организации, не являющиеся адвокатскими образованиями. С момента вступления в силу Федерального закона от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" было отменено лицензирование деятельности таких организаций по оказанию платных юридических услуг. Ранее выдача лицензий на оказание платных юридических услуг осуществлялась Министерством юстиции РФ на основании постановления Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418 "О лицензировании отдельных видов деятельности" и Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1995 г. N 344. На наш взгляд, отмена лицензирования деятельности по оказанию платных юридических услуг стала шагом назад на пути по обеспечению права граждан на квалифицированную юридическую помощь. В настоящий момент у государства нет реальной возможности проконтролировать качество юридических услуг.

Что касается уголовного судопроизводства, то новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее - УПК РФ), вступивший в силу с 1 июля 2002 г., по-иному, чем ранее действовавший УПК РСФСР определил круг лиц, которые могут быть представителями потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя и гражданского ответчика. Согласно ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 55 УПК РФ представителями этих лиц могут быть адвокаты; представителями гражданского истца и гражданского ответчика, являющимися юридическими лицами, - также иные лица, полномочные представлять их интересы в соответствии с ГК РФ. Сосредоточим внимание на представительстве интересов граждан. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. По определению суда или постановлению судьи, прокурора, следователя, дознавателя в качестве представителя гражданского ответчика может выступать один из его близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик.

Из этих положений вытекает, что представителем частного обвинителя может быть адвокат. Представителем гражданского истца - физического лица - адвокат, а если дело подсудно мировому судье, то и иное лицо, но только на основании постановления мирового судьи. Представителем гражданского ответчика - физического лица может быть адвокат, а также иное лицо, если оно допущено к участию в деле на основании определения суда или постановления судьи, прокурора, следователя и дознавателя. Таким образом, представителем гражданского ответчика - физического лица может быть "иное лицо" (не являющееся адвокатом), даже если дело подсудно районному суду или суду республики, края, области, автономного округа, автономной области, города федерального значения. Данная ситуация свидетельствует о неравенстве частного обвинителя, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика при реализации их права на выбор представителя. В целях устранения такого неравенства, на наш взгляд, следует внести изменения в ч. 1 ст. 45 УПК РФ.

Столь узкий круг лиц, которые могут быть представителями в уголовном процессе, и различный подход законодателя к регулированию этого вопроса в отношении представителей различных участников уголовного судопроизводства приводит к выводу о том, что соответствующими нормами УПК РФ нарушается право граждан на выбор представителя. Однако стоит отметить и то, что законодатель пошел по пути увеличения гарантий по обеспечению права граждан на квалифицированную юридическую помощь, обозначив в качестве лиц, имеющих право быть представителями в уголовном судопроизводстве, прежде всего адвокатов.

Следует отметить, что конституционно-правовой смысл, заложенный в ч. 1 ст. 45 УПК РФ, был выявлен в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-О по жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что ч. 1 ст. 45 УПК РФ по ее конституционно-правовому смыслу не исключает, что представителем потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе могут быть иные - помимо адвокатов - лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец, причем во всех случаях, а не только тогда, когда речь идет о производстве у мирового судьи. При таком толковании данной нормы складывается неопределенность в вопросе о том, зачем же тогда законодатель включил в нее положение о том, что именно по постановлению мирового судьи к участию в деле в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца могут быть допущены лица, не являющиеся адвокатами? После вступления в силу указанного определения Конституционного Суда РФ второе предложение ч. 1 ст. 45 УПК РФ утратило смысл. Поэтому, на наш взгляд, его необходимо исключить.

В уголовно-процессуальном законодательстве вопрос о порядке оформления полномочий судебного представителя, так же как и в гражданском процессуальном законодательстве, не получил четкой регламентации. Полагаем, что для удостоверения полномочий судебного представителя потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика требуются те же документы, что и в гражданском процессе. Кроме того, для представителей потерпевшего и гражданского истца, не являющихся адвокатами, для допуска к участию в деле необходимо наличие постановления мирового судьи по данному вопросу, а для представителя гражданского ответчика - соответствующего определения суда или постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя. Следует отметить, что соответствующие определения и постановления необходимы только для допуска к участию в деле судебного представителя, но они не подменяют тех документов, в которых непосредственно закреплены полномочия представителя (например, доверенность).

Не урегулирован и вопрос о том, в какой орган должно подаваться ходатайство о допуске к участию в деле в качестве представителя. Полагаем, что для представителей потерпевшего, гражданского истца, не являющихся адвокатами, этим органом должен быть суд по месту производства предварительного расследования, а для гражданского ответчика - также дознаватель, следователь, прокурор, в производстве которых находится соответствующее уголовное дело. При этом по смыслу закона выбор лица, к которому можно обратиться с ходатайством о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика, осуществляет тот, кто подает такое ходатайство. На наш взгляд, следует внести соответствующие дополнения в ст. 45 и 55 УПК РФ.

2. Когда мы говорим о лицах, которые осуществляют судебную защиту, необходимо исходить из того, что такая защита может осуществляться как подозреваемым, обвиняемым, так и его защитником. Понятно, что если речь идет о защите, которую осуществляет сам подозреваемый, обвиняемый, то круг лиц, которые могут осуществлять такой вид защиты, сводится к лицам, которые могут быть подозреваемыми и обвиняемыми. Для нас же гораздо большее значение имеет выяснение вопроса, кто может быть защитником подозреваемого, обвиняемого.

На первый взгляд, вопрос о том, кто может быть защитником в суде, разрешен в ч. 1 ст. 49 УПК РФ, в которой говорится, что в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Однако однозначного понимания изложенных положений в настоящий момент нет. Одни авторы полагают, что допуск в качестве защитника близкого родственника или иного лица, не являющихся адвокатами, возможен только на судебных стадиях производства по уголовному делу. На это указывает и то, что для допуска таких лиц в качестве защитников необходимо определение или постановление суда. Другая точка зрения сводится к тому, что лица, не являющиеся адвокатами, могут участвовать в качестве защитника обвиняемого по уголовному делу и на предварительном расследовании. Для этого обвиняемые должны подавать судьям ходатайство о допуске таких лиц к участию в уголовном деле в качестве защитников.

Трудно сказать, какая из этих позиций более верная. Каждая из них имеет свои слабые и сильные стороны.

Если предположить, что верна первая позиция, то мы столкнемся с ситуацией, когда право обвиняемого, подозреваемого на защиту, в том числе на выбор защитника, оказывается ущемленным. В такой ситуации во время производства предварительного расследования в качестве защитников могут выступать только адвокаты. А когда дело дойдет до суда, то в качестве защитников могут быть допущены и другие лица, в том числе и вместо адвоката, если речь идет о производстве у мирового судьи. Вместе с тем эти лица не имеют реальной возможности повлиять на ход предварительного расследования, а именно на этом этапе существует повышенная опасность нарушения прав подозреваемых и обвиняемых, собираются доказательства, которые будут положены в основу обвинения во время судебного разбирательства. В такой ситуации совершенно очевидным становится нарушение права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

С другой стороны, если мы встанем на сторону тех авторов, которые считают, что допуск в качестве защитников "иных лиц" возможен и на стадии предварительного расследования, но только по определению или постановлению суда, то перед нами встанет вопрос: почему законодатель не включил в число лиц, у которых может быть защитник - "иное лицо", подозреваемого? Ведь если такой защитник может допускаться к участию в деле на стадии предварительного расследования, то это должен быть и защитник подозреваемого, и защитник обвиняемого. Если же этот защитник может допускаться к участию в деле лишь на стадии судебного разбирательства, то такой защитник может быть только у обвиняемого (подсудимого).

Наиболее соответствующей принципу обеспечения права подозреваемого, обвиняемого на защиту представляется позиция, допускающая участие защитников - "иных лиц" на стадии предварительного расследования. Это обеспечит подозреваемому и обвиняемому возможность осуществить выбор защитника, позволит им в полной мере реализовать свое конституционное право на защиту. Но для того чтобы разрешить спор приверженцев различных точек зрения, суть которых изложена выше, необходимо прояснить, что же действительно имел в виду законодатель, формулируя ч. 2 ст. 49 УПК РФ, а затем, с учетом выявленного смысла, внести в ч. 2 ст. 49 соответствующие изменения.

Еще один дискуссионный вопрос относительно того, кто может быть защитником по уголовному делу, связан с тем, может ли "иное лицо" выступать в качестве защитника только при участии в деле адвоката или это допустимо и в том случае, если адвокат в деле не участвует? А. Козлов полагает, что иное лицо может быть допущено к участию в деле и без адвоката. Полагаем, что данная позиция автора несостоятельна, поскольку не учитывает необходимость систематического толкования соответствующей нормы. Ведь согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. Поэтому можно сделать вывод о том, что "иное лицо" в качестве защитника может быть допущено к участию в деле, в котором отсутствует защитник-адвокат, только в том случае, если речь идет о производстве у мирового судьи.

Следует отметить, что по сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР ныне действующий УПК значительно сузил круг лиц, которые могут быть защитниками. Ведь теперь такими лицами могут быть в основном адвокаты. Иные лица допускаются в качестве защитников только по определению или постановлению суда. При вынесении такого определения или постановления суд должен всесторонне изучить кандидатуру потенциального защитника. В случае если суд придет к выводу, что такое лицо сможет надлежащим образом защищать права и интересы подозреваемого, обвиняемого, он выносит определение или постановление о допуске такого лица в качестве защитника. Если же при изучении личных и профессиональных качеств "иного лица" суд сделает вывод о том, что данное лицо явно не способно оказать подозреваемому, обвиняемому помощь в защите его прав и интересов, то он должен отказать в допуске такого лица к участию в деле в качестве защитника. Процедура судебного контроля допуска "иных лиц" к участию в деле в качестве защитников в данном случае является гарантией права подозреваемого, обвиняемого на защиту. Ведь не каждый обладает необходимыми качествами для того, чтобы осуществлять должным образом защиту прав и законных интересов человека, особенно в сфере уголовного судопроизводства, где на карту поставлены самые важные конституционные права, в том числе и право на жизнь. В отношении адвокатов такой контроль не установлен только потому, что процедура наделения статусом адвоката предполагает прохождение квалификационного экзамена, в рамках которого и производится оценка профессиональных качеств адвоката, его способность юридически грамотно отстаивать права и законные интересы своего доверителя, подзащитного.

В связи с данным обстоятельством в литературе высказана точка зрения, согласно которой в качестве защитников могут выступать только адвокаты. Так, В. Волков и А. Подольный полагают, что допуск к осуществлению защиты всех желающих или желаемых самим обвиняемым лиц не может обеспечить реализацию права подозреваемого и обвиняемого на квалифицированную юридическую помощь, так как допуск в качестве защитника лица, не сведущего в данного рода деятельности, может оказаться вовсе не помощью для подозреваемого, обвиняемого, а напротив, повредить его защите. Подозреваемому, обвиняемому, не обладающему необходимыми знаниями для защиты своих прав и интересов собственными силами, противостоят другие субъекты уголовного процесса, которые, являясь должностными лицами, имеют необходимые юридические познания и определенный опыт работы. Поэтому для обеспечения права на защиту подозреваемого, обвиняемого к участию в деле и привлекается защитник. В качестве такого защитника могут выступать только адвокаты, которые способны оказать квалифицированную юридическую помощь своим подзащитным. Однако в данной позиции не учтено, что в содержание права на защиту подозреваемого и обвиняемого входит и право этих лиц на выбор защитника. Утверждать, что в силу своей неискушенности в вопросах права такие лица не в состоянии осуществить правильный выбор защитника, значит не признавать их личностями, людьми. В конце концов, если презюмировать неспособность подозреваемого и обвиняемого осуществить правильный выбор защитника, то уж точно нельзя говорить том, что такой выбор за них сможет сделать другой, в том числе государство, от имени которого в суде поддерживается обвинение.

Следует отметить, что в том случае, когда речь идет о защите по назначению, в качестве защитника может выступать только адвокат. Этот вывод можно сделать на том основании, что обязанность осуществления защиты по назначению дознавателя, следователя, прокурора и суда на законодательном уровне возложена именно на адвокатов.

Несколько отличается от судебного представительства порядок оформления полномочий защитника. Если им является адвокат, то согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ он допускается к участию в деле по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Так как объем полномочий защитника всегда одинаков и определен законом, то единственным документом, в котором непосредственно выражены полномочия защитника-адвоката, будет ордер. А как быть с "иными лицами", допущенными к участию в деле в качестве защитников? Документом, являющимся основанием для допуска их к участию в деле, является соответствующее определение или постановление суда. О каких-либо других документах УПК РФ не упоминает. Следовательно, для допуска к участию в деле соответствующему лицу достаточно предъявить определение или постановление суда дознавателю, следователю, прокурору. Других документов для допуска к участию в деле в качестве защитника не требуется. Однако, как уже говорилось выше, нельзя путать документ, удостоверяющий полномочия защитника или судебного представителя, с документом, подтверждающим факт допуска этих лиц к участию в деле. Полагаем, что сами полномочия защитника-неадвоката должны быть оформлены в доверенности, удостоверенной надлежащим образом, в письменном заявлении либо в устном заявлении подозреваемого, обвиняемого, занесенном в протокол судебного заседания.

Допуск к участию в деле в качестве защитника "иного лица" осуществляется на основании ходатайства подозреваемого, обвиняемого. Сам порядок подачи такого ходатайства в УПК РФ не урегулирован. В частности, не разрешен вопрос о том, в какой суд должно быть подано соответствующее ходатайство. Существует несколько вариантов решения данного вопроса. Во-первых, это может быть суд, который в дальнейшем будет рассматривать уголовное дело. Но ведь не всегда возможно заранее определить такой суд. Например, когда ходатайство перед судом возбуждает подозреваемый. Если он подозревается в совершении одного преступления (например, по ч. 1 ст. 112 УК РФ), а в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого ему будет предъявлено обвинение в совершении иного преступления (по ч. 1 ст. 111 УК РФ), то может измениться и подсудность соответствующего уголовного дела. Кроме того, не всегда лица, возбуждающие ходатайство, могут определить, какому суду будет подсудно данное уголовное дело. Более правильным, на наш взгляд, будет установление в качестве органа, в который подается такое ходатайство, суда по месту производства предварительного расследования. При этом само это ходатайство может быть подано в суд как непосредственно, так и через дознавателя, следователя или прокурора. Подобное правило установлено в ч. 1 и 2 ст. 125 УПК РФ применительно к подаче жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. На наш взгляд, следует внести соответствующие дополнения в ст. 49 УПК РФ.

Подведем итог. Круг лиц, которые могут быть представителями в гражданском процессе, достаточно широк, что порождает сомнения в оправданности такого подхода законодателя. Ведь обеспечение права граждан на бесплатную юридическую помощь предполагает, что такую помощь будет оказывать лицо, обладающее необходимыми юридическими познаниями и навыками. Поэтому государство должно иметь возможность контролировать качество оказываемых судебными представителями услуг. В этой связи полагаем, что восстановление системы лицензирования платных юридических услуг послужит дополнительной гарантией права граждан на квалифицированную юридическую помощь.

Круг лиц, которые могут быть судебными представителями потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя и гражданского ответчика, сужается по сравнению с гражданским процессом. Это объясняется тем, что в процессе уголовного судопроизводства могут быть затронуты важнейшие конституционные права граждан. Однако считаем, что в УПК РФ вопрос о лицах, которые могут быть судебными представителями, разрешен таким образом, что частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик оказываются в неравном положении. В связи с этим предлагаем изложить ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в следующей редакции:

"1. Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, - также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. По определению суда или постановлению судьи, прокурора, следователя, дознавателя в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть также допущены один из близких родственников соответственно потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя или иное лицо, о допуске которого ходатайствует соответственно потерпевший, гражданский истец или частный обвинитель.".

Порядок оформления полномочий судебных представителей в гражданском и уголовном процессах одинаков. Однако для представителей потерпевшего и гражданского истца, не являющихся адвокатами, для допуска к участию в деле необходимо наличие постановления мирового судьи по данному вопросу, а для представителя гражданского ответчика - соответствующего определения суда или постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя.

С целью уточнения порядка заявления ходатайства о допуске к участию в деле в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца лица, не являющегося адвокатом, предлагаем дополнить ст. 45 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания:

"Ходатайство потерпевшего или гражданского истца о допуске к участию в деле в качестве представителя этих лиц одного из близких родственников соответственно потерпевшего или гражданского истца или иного лица, не являющегося адвокатом, подается потерпевшим или гражданским истцом или их законными представителями в суд по месту производства предварительного расследования лично или через дознавателя, следователя, прокурора".

С целью уточнения порядка заявления ходатайства о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика лица, не являющегося адвокатом, на наш взгляд, необходимо дополнить ст. 55 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания:

"Ходатайство гражданского ответчика о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика одного из его близких родственников или иного лица, не являющегося адвокатом, подается гражданским ответчиком или его законными представителями дознавателю, следователю, прокурору, в производстве которых находится уголовное дело, или в суд по месту производства предварительного расследования лично или через дознавателя, следователя, прокурора".

Круг лиц, которые могут быть защитниками, также сужен по сравнению с тем, как он был определен в УПК РСФСР. Лица, не являющиеся адвокатами, могут быть допущены к участию в деле в качестве защитников, в том числе и на стадии предварительного расследования, только если в данном уголовном деле в качестве защитника уже участвует адвокат, за исключением производства у мирового судьи. Оформление полномочий защитника производится либо при помощи ордера (для адвоката) либо доверенности, удостоверенной в установленном порядке, устного заявления подозреваемого, обвиняемого, занесенного в протокол судебного заседания, либо письменного заявления данных лиц, сделанного в суде. Для допуска к участию в деле в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, требуется наличие определения или постановления суда по данному вопросу.

Позиция законодателя относительно того, на каких стадиях уголовного судопроизводства могут быть допущены к участию в деле в качестве защитников "иные лица", неясна. В соответствии с высказанными нами соображениями предлагаем ч. 2 ст. 49 УПК РФ изложить в следующей редакции:

"В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника наряду с адвокатом могут быть допущены один из близких родственников подозреваемого, обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует подозреваемый, обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката".

Кроме того, с целью уточнения порядка обращения с ходатайством о допуске к участию в деле в качестве защитника "иного лица" предлагаем ст. 49 УПК РФ дополнить новой ч. 2.1 следующего содержания:

"2.1. Ходатайство подозреваемого, обвиняемого о допуске к участию в деле в качестве защитника одного из близких родственников соответственно подозреваемого, обвиняемого или иного лица, не являющегося адвокатом, подается подозреваемым, обвиняемым или их законными представителями в суд по месту производства предварительного расследования лично или через дознавателя, следователя, прокурора".

Итак, судебное представительство и защита являются институтами, основное назначение которых сводится к защите прав, свобод и законных интересов граждан. Их существование обусловлено прежде всего тем, что не каждый может самостоятельно вести дело в суде. Для этого требуется не только определенный уровень знаний законов, но и практические навыки работы в суде.

Очень важно на законодательном уровне обозначить круг лиц, которые могут быть судебными представителями и защитниками. Надеемся, что предложенные изменения и дополнения в действующее законодательство Российской Федерации могут оказать содействие в обеспечении права граждан на квалифицированную юридическую помощь.
28/06/10
 


Адвокат
Широких
Ольга Валерьевна
Адвокат Широких Ольга Валерьевна
Телефон:
+7(495)772-38-85
E-mail: shirokich@mosurcenter.ru
Cтаж: с 2005 года
Регистрационный номер: 77/10676 в реестре адвокатов г. Москвы.

Адвокат
Широких
Виталий Валерьевич
Адвокат Широких Виталий Валерьевич
Телефон:
+7(495)740-83-76
E-mail: shirokih@mosurcenter.ru
Cтаж: c 1997 года
Регистрационный номер: 77/5025 в реестре адвокатов г. Москвы.

Адвокат
Голубев
Сергей Евгеньевич
Адвокат Голубев Сергей Евгеньевич
Телефон:
8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50
E-mail: golubev@mosurcenter.ru
Cтаж: с 1997 года
Регистрационный номер: 50/4554 в реестре адвокатов Московской области


Онлайн консультации адвоката

 
Фамилия / Имя:
E-mail:
Телефон:
Выберите раздел вопроса:
Укажите заголовок вопроса, отражающий основную суть:
Напишите подробно Ваш вопрос:
Защита от спама
9 + 3 =
Коллегия адвокатов

Адрес: 107120, Москва, М.Полуярославский пер., д.3/5, каб.120

Телефоны: +7(495)740-83-76; 8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50; +7(495)772-38-85

E-mail: info@mosurcenter.ru
Все права охраняются законом
"Московский юридический центр" © 2006 - 2017.

Карта сайта