Юридическая помощь, услуги адвоката, консультации юриста, адвокаты Москвы

Коллегия адвокатов "Московский юридический центр"
о коллегии адвокаты онлайн консультации новости и публикации спецпроекты контакты
.
ПОМОЩЬ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Бизнес-адвокат
Корпоративный адвокат
Иск в арбитраж
Налоговые споры
Корпоративные споры
Защита интеллектуальной собственности
Взыскание долгов
Сопровождение адвоката
Адвокатский аудит
Защита деловой репутации
Представительство в суде
Сопровождение сделок по продаже/покупке готового бизнеса
Исполнительное производство
Страховые споры

ПОМОЩЬ ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Личный адвокат
Семейный адвокат
Семейные споры
Расторжение брака без вашего участия
Развод, раздел имущества
Жилищные споры
Сопровождение адвоката
Налоговые правоотношения
Страховые споры
Уголовные дела
Трудовые споры
Гражданские дела
Юридическая помощь в недвижимости
Долевое участие в строительстве
Ведение дел о наследовании имущества
Адвокат и юрист по ДТП
Авторское право
Защита прав потребителей
Исполнительное производство

Возмещение вреда по договору страхования гражданской ответственности


В последние годы в России отмечается непрекращающийся рост количества заключаемых договоров страхования, среди которых значительную часть занимает страхование гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц. Развитие данного экономико-правового института обусловлено тем, что общество стало испытывать потребность в эффективной защите своих имущественных интересов в целях минимизации возможных будущих убытков и, соответственно, в создании стабильного финансового положения, отвечающего требованиям современного гражданского оборота.


Защита имущественных интересов потерпевшего

Заключая любой договор страхования гражданской ответственности, страхователь действует в своих интересах, поскольку, уплачивая, как правило, небольшую страховую премию, он может быть уверен в том, что в случае, если наступит его гражданская ответственность по деликтному обязательству, необходимости нести какое-либо финансовое бремя и самостоятельно возмещать причиненный вред не возникнет, так как этим будет заниматься страховщик в пределах обусловленной соглашением сторон страховой суммы.

Однако, создавая конструкцию договора страхования гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, законодатель все-таки преследовал другие цели. И данный вид страхования должен обеспечивать в первую очередь защиту имущественных интересов не застрахованного лица, а потерпевшего, который, собственно, и рассматривается в деликтных правоотношениях в качестве слабой стороны, что подтверждается установленной в ст. 1064 ГК РФ презумпцией виновности причинителя вреда.

Таким образом, данный вид страхования представляется основанным на любопытном парадоксе, заключающемся в том, что он одновременно обеспечивает интересы как сторон соответствующего соглашения, так и третьих лиц, а потому представляет собой эффективный способ минимизации и возмещения неизбежных расходов, возникающих вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу.

Пожалуй, в этом кроется основная причина того, что законодатель в последнее время все чаще прибегает к установлению для каких-либо субъектов обязанностей по страхованию своей гражданской ответственности перед третьими лицами. Так, на сегодняшний момент в России ни один автовладелец, собственник морского или воздушного судна, а также эксплуатант опасного производственного объекта не может осуществлять свою деятельность без наличия договора страхования гражданской ответственности, покрывающего потенциальные убытки, которые могут возникнуть у третьих лиц в результате использования указанных источников повышенной опасности.

Между тем страхование гражданской ответственности за причиненный вред осуществляется не только на обязательной, но и на добровольной основе. В обыденной жизни практически каждый человек может стать потерпевшим в каком-либо деликтном правоотношении. Если ответственность лица, причинившего ему вред, будет застрахована в обязательном или добровольном порядке, то для восстановления своего нарушенного права ему придется прибегнуть к механизму получения страхового возмещения и, соответственно, обратиться к нормам права, регулирующим данные отношения.

Конечно, можно подать иск в суд непосредственно к причинителю вреда и потребовать с него полного возмещения убытков, но это не всегда является самым разумным решением, так как причинитель вреда может оказаться неплатежеспособным либо иметь место жительства в другом городе и т.п. При таких обстоятельствах порой единственным надежным, быстрым и, главное, результативным способом является предъявление требований напрямую страховщику.

Возможность прямого обращения потерпевшего к страховщику причинителя вреда по договорам страхования гражданской ответственности, заключенным в обязательном порядке, в настоящее время на практике не подвергается сомнению. Против этого не возражают ни суды, ни страховые компании. Иное дело, когда речь идет о добровольном страховании: в науке гражданского права и в судебной практике до конца не прояснен вопрос о законности прямого обращения к страховщику в данной ситуации.

Кроме того, открытым остается вопрос и о природе такого требования, т.е. о том, чего может требовать потерпевший, с каким иском ему обращаться в суд за защитой своего нарушенного права.


Предъявление страховщику прямого требования

Обратимся к действующему законодательству и рассмотрим сложившиеся отношения через призму правовых норм. По сути, любое причинение вреда представляет собой деликт, на основании которого, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ, возникает обязательство причинителя вреда перед потерпевшим возместить ему вред в полном объеме, что можно сделать как в натуре, так и путем выплаты денежной компенсации. Однако если причинитель вреда заключил договор страхования гражданской ответственности, то он в силу ст. 1072 ГК РФ возмещает только разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. Таким образом, исходя из буквального толкования данной нормы закона, страховщик, выплачивая страховое возмещение, фактически возмещает вред, причиненный потерпевшему застрахованным у него лицом. Следовательно, при указанных обстоятельствах нелогично отрицать право прямого обращения потерпевшего к страховщику причинителя вреда по договору добровольного страхования гражданской ответственности по деликтным обязательствам.

Однако, как было указано выше, судебная практика не всегда следует указанной логике и порой лишает потерпевшего рассматриваемой возможности. Это происходит потому, что законодатель неоднозначно выразил основополагающую норму ГК РФ, а именно п. 4 ст. 931, согласно которому "в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы".

Подчеркнем, что закон предусматривает возможность предъявления требования о возмещении вреда непосредственно страховщику, т.е. распространяет на отношения между потерпевшим и страховщиком нормы гл. 59 ГК РФ. Между тем страховщик, по сути, лицом, ответственным за ущерб, не является, так как никому его не наносил, а потому не может рассматриваться в данных правоотношениях в качестве причинителя вреда. Его обязанность по возмещению ущерба основывается на заключенном договоре страхования, т.е., производя соответствующую выплату, он исполняет взятое на себя договорное обязательство и одновременно возмещает вред, поскольку страховая выплата представляет собой один из способов возмещения, выраженного в денежной форме.

Иными словами, заключая договор страхования гражданской ответственности, потенциальный причинитель вреда (должник) заранее в соответствии со ст. 313 ГК РФ возлагает исполнение своего обязательства по возмещению вреда на третье лицо (страховщика). Последний, согласно ст. 403 ГК РФ, несет ответственность за его исполнение, поскольку законом (п. 4 ст. 931 ГК РФ) предусмотрено право потерпевшего на предъявление страховщику прямого требования.

Однако судебная практика в данном вопросе неоднозначна. Так, например, Арбитражным судом г. Москвы было рассмотрено дело по иску о возмещении вреда в порядке суброгации, заявленному одной страховой компанией к другой, являющейся страховщиком причинителя вреда по договору добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В качестве правового обоснования такого непосредственного обращения истец ссылался на п. 4 ст. 931 ГК РФ и на п. 1 ст. 430 ГК РФ (который содержит общие положения, предусматривающие наличие в гражданском праве конструкции договора в пользу третьего лица), а также на п. 1 ст. 929 ГК РФ (который включает общую норму, определяющую предмет договора страхования).

Суды первой и апелляционной инстанции в удовлетворении исковых требований отказали, а Решение по указанному делу от 28 марта 2005 г. и Постановление от 31 мая 2005 г. по делу N 09АП-4832/05-ГК мотивировали тем, что "договор страхования гражданской ответственности между ответчиком и причинителем вреда не является договором в пользу третьего лица, поскольку в нем отсутствует указание на обязанность выплаты третьему лицу, следовательно, ст. 430 и 929 ГК РФ в данном случае неприменимы". Суд счел, что "в соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ требование к страховщику непосредственно может быть предъявлено третьим лицом в случаях, предусмотренных законом или договором. В договоре страхования такое условие отсутствует".

Представляется, что в данном случае арбитражные суды обеих инстанций вынесли решение (постановление) с нарушением норм материального права, совершенно несправедливо отклонив ссылки на п. 4 ст. 931 и на п. 1 ст. 430 ГК РФ.


Договор в пользу третьего лица

Статья 430 ГК РФ посвящена договору в пользу третьего лица, который определяется данной статьей как "договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнение обязательства в свою пользу". Основной смысл соответствующей правовой конструкции заключается в том, что третье лицо, которое не участвует в обязательстве в качестве стороны, вправе требовать его исполнения от должника в свою пользу.

Для того чтобы тот или иной договор был признан договором в пользу третьего лица, сторонам при формулировании предмета либо какого-то отдельного условия договора достаточно четко установить, что его исполнение будет осуществляться не кредитору, а конкретно указанному или не указанному лицу, т.е. обозначенная квалификация договора непосредственно зависит от содержания его условий.

Договор страхования гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, является разновидностью договора имущественного страхования (ст. 929 ГК РФ), по которому одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Таким образом, любой договор имущественного страхования может быть договором в пользу третьего лица. Однако на этом законодатель не останавливается, и в п. 3 ст. 931 ГК РФ он императивно предусматривает, что договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

Итак, закон сам определяет договор страхования гражданской ответственности как договор в пользу третьего лица, следовательно, выводы судов первой и апелляционной инстанции в приведенном выше примере, отвергающих ссылку истца на п. 1 ст. 430 ГК РФ, являются неправомерными.

Необходимо отметить, что вопрос правовой природы рассматриваемого договора неоднократно возникал и в ВАС РФ, Президиум которого в Постановлении от 30 июня 1998 г. N 2620/98 однозначно указал, что договор страхования гражданской ответственности является договором в пользу третьего лица.

Признание договора добровольного страхования гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, договором в пользу третьего лица дает потерпевшему право обратиться с требованием о возмещении вреда непосредственно к страховщику.

Данный вывод основан на приведенном выше положении о том, что, заключая договор страхования, причинитель вреда возлагает на третье лицо (страховщика) свое деликтное обязательство, которое исполняется посредством выплаты страхового возмещения, т.е. договор страхования представляет собой тот юридический механизм, с помощью которого передается исполнение такого обязательства.


Требование о возмещении вреда или требование о страховой выплате?

Потерпевшему неважно, каким образом будет устранен причиненный ему ущерб, а следовательно, причинитель вреда может сам выбирать способ исполнения своего обязательства - главное, чтобы этот способ был эффективным и надежным. Поскольку договор страхования гражданской ответственности предусматривает, что страховое возмещение будет выплачено потерпевшему (третьему лицу), он вправе требовать от страховщика осуществить страховую выплату. Причем это требование будет в любом случае деликтным по своей природе.

Между тем среди юристов, работающих в сфере страхования, бытует мнение, что в данной ситуации необходимо разделять требование о возмещении вреда и требование о страховой выплате. Такая точка зрения высказывается и в некоторых научных трудах признанных специалистов в области страхового права, например в Комментарии к страховому законодательству Ю.Б. Фогельсона.

Суть ее сводится к тому, что потерпевший имеет право выбора между двумя вариантами: требовать возмещения вреда (ссылаясь на гл. 59 ГК РФ и избегая необходимости выполнения возложенных на него законом обязанностей) либо страховой выплаты (используя норму гл. 48 ГК РФ и действуя с соответствии с ней).

Данная позиция представляется ошибочной, поскольку она не дает внятного ответа на вопрос о том, каким образом исполняется основное обязательство причинителя вреда. Если выплата страхового возмещения прекращает деликтное обязательство, следовательно, она является не чем иным, как способом его исполнения. Таким образом, требования о возмещении вреда, как и требования о страховой выплате, имеют одинаковую деликтную природу: их основная цель заключается в устранении причиненного в результате какого-либо события ущерба. Между тем, заявляя указанные требования страховщику, потерпевший обязан соблюдать возложенные на него законом или договором обязанности, поскольку их неисполнение может привести, например, к отказу в выплате страхового возмещения. Объясняется это тем, что страховщик действует в рамках заключенного договора страхования, стороны которого установили определенные условия. Только при выполнении последних возможно осуществить страховую выплату, а следовательно, надлежащим образом исполнить обязательство по возмещению вреда.


Выводы

Однако признание договора страхования договором в пользу третьего лица полностью не решает рассматриваемую проблему, поскольку п. 4 ст. 931 ГК РФ был сформулирован довольно-таки нечетко, в связи с чем в процессе его толкования как суды, так и страховые компании иногда допускают серьезную ошибку, ограничивая права субъектов гражданских правоотношений.

Например, указанная правовая норма может интерпретироваться в том смысле, что потерпевший вправе обратиться напрямую к страховщику только в том случае, если страхование гражданской ответственности за причинение вреда является обязательным либо возможность такого прямого обращения предусмотрена непосредственно в законе или договоре.

Необходимо отметить, что такое восприятие положения не соответствует действительности, поскольку именно в п. 4 ст. 931 ГК РФ законодатель императивно предусмотрел право лица, в пользу которого заключен договор страхования, на предъявление требований к страховщику. Если внимательно читать диспозицию этой правовой нормы, то становится очевидным, что в ней речь идет не о тех ситуациях, когда возможность прямого обращения потерпевшего к страховщику предусмотрена в законе или договоре, а о тех, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, или в других случаях страхования такой ответственности, предусмотренных законом или договором.

Иными словами, если страхование ответственности лица является обязательным (например, при обязательном страховании риска ответственности субъектов оперативно-диспетчерского управления за причинение ущерба субъектам электроэнергетики и потребителям электрической энергии в результате действий (бездействия) субъектов оперативно-диспетчерского управления, осуществляемом в соответствии с Федеральным законом от 26 марта 2003 г. "Об электроэнергетике"; обязательном страховании гражданской ответственности владельцев воздушных судов, транспортных средств и т.д.) или если оно осуществляется на основании закона (например, при обязательном государственном страховании) либо договора (например, при добровольном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств), потерпевший имеет право предъявлять требование о возмещении вреда напрямую к страховщику.

Данный вывод был подтвержден и арбитражным судом кассационной инстанции, который при рассмотрении приведенного выше дела отменил все судебные акты, принятые по нему, и в Постановлении от 18 августа 2005 г. N КГ-А40/7681-05 указал, что потерпевший в соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Таким образом, если потерпевший столкнется с ситуацией, когда ответственность причинителя вреда застрахована по какому-либо договору добровольного страхования гражданской ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу третьих лиц, он может заявлять свое требование о возмещении вреда напрямую к страховщику. В случае если данное требование не будет удовлетворено в добровольном порядке, потерпевшему необходимо обратиться с аналогичным иском в суд, ссылаясь на ст. 15, 430, 931 ГК РФ, а также на нормы гл. 59 (ст. 1064, 1072, 1079) ГК РФ.

В заключение хочется отметить, что лицам, сталкивающимся с подобными вопросами в своей профессиональной деятельности, необходимо помнить, что практика применения той или иной нормы права формируется не только судом, но и непосредственными участниками гражданских правоотношений, которые всеми средствами должны содействовать правильному использованию закона и выяснению воли законодателя, а следовательно, обжаловать незаконные, по их мнению, судебные акты и доказывать свою правовую позицию в вышестоящих судебных инстанциях.
05/12/08
 


Адвокат
Голубев
Сергей Евгеньевич
Адвокат Голубев Сергей Евгеньевич
Телефон:
8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50
E-mail: golubev@mosurcenter.ru
Cтаж: с 1997 года
Регистрационный номер: 50/4554 в реестре адвокатов Московской области

Адвокат
Широких
Виталий Валерьевич
Адвокат Широких Виталий Валерьевич
Телефон:
+7(495)740-83-76
E-mail: shirokih@mosurcenter.ru
Cтаж: c 1997 года
Регистрационный номер: 77/5025 в реестре адвокатов г. Москвы.

Адвокат
Широких
Ольга Валерьевна
Адвокат Широких Ольга Валерьевна
Телефон:
+7(495)772-38-85
E-mail: shirokich@mosurcenter.ru
Cтаж: с 2005 года
Регистрационный номер: 77/10676 в реестре адвокатов г. Москвы.


Онлайн консультации адвоката

 
Фамилия / Имя:
E-mail:
Телефон:
Выберите раздел вопроса:
Укажите заголовок вопроса, отражающий основную суть:
Напишите подробно Ваш вопрос:
Защита от спама
9 + 3 =
Коллегия адвокатов

Адрес: 107120, Москва, М.Полуярославский пер., д.3/5, каб.120

Телефоны: +7(495)740-83-76; 8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50; +7(495)772-38-85

E-mail: info@mosurcenter.ru
Все права охраняются законом
"Московский юридический центр" © 2006 - 2017.

Карта сайта