Юридическая помощь, услуги адвоката, консультации юриста, адвокаты Москвы

Коллегия адвокатов "Московский юридический центр"
о коллегии адвокаты онлайн консультации новости и публикации спецпроекты контакты
.
ПОМОЩЬ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Бизнес-адвокат
Корпоративный адвокат
Иск в арбитраж
Налоговые споры
Корпоративные споры
Защита интеллектуальной собственности
Взыскание долгов
Сопровождение адвоката
Адвокатский аудит
Защита деловой репутации
Представительство в суде
Сопровождение сделок по продаже/покупке готового бизнеса
Исполнительное производство
Страховые споры

ПОМОЩЬ ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Личный адвокат
Семейный адвокат
Семейные споры
Расторжение брака без вашего участия
Развод, раздел имущества
Жилищные споры
Сопровождение адвоката
Налоговые правоотношения
Страховые споры
Уголовные дела
Трудовые споры
Гражданские дела
Юридическая помощь в недвижимости
Долевое участие в строительстве
Ведение дел о наследовании имущества
Адвокат и юрист по ДТП
Авторское право
Защита прав потребителей
Исполнительное производство

Деловая репутация: гражданско-правовые и экономические аспекты


Понятие деловой репутации является недостаточно разработанным как в теории гражданского права, так и на законодательном уровне. Меж тем по мере развития хозяйственного оборота возникает объективная необходимость уяснения его сущности. В науке существует множество трактовок соответствующего термина. Например, Д.В. Кислов утверждает, что деловая репутация - это не какое-либо единичное явление, а "совокупность факторов, позволяющих более успешно вести бизнес". К таким факторам относятся: фирменное наименование предприятия, его финансово-экономическое положение, выгодное географическое расположение, клиентская база, деловые связи, техническая оснащенность, наличие в собственности высокодоходных активов, владелец предприятия и др.

Упоминание о деловой репутации мы находим во многих законодательных актах, тем не менее легальное определение данного понятия в законодательстве отсутствует. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006 г. "О рекламе", недобросовестной признается реклама, которая порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента. В Федеральном законе от 26 июля 2006 г. "О защите конкуренции" содержится запрет на недобросовестную конкуренцию, в том числе на "распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации" (п. 1 ч. 1 ст. 14). В Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. "О банках и банковской деятельности" одним из оснований для отказа в государственной регистрации кредитной организации и выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций является "несоответствие деловой репутации кандидатов на должности членов советов директоров (наблюдательного совета) квалификационным требованиям" (ст. 16); деловая репутация здесь трактуется как оценка профессиональных и иных качеств лица, позволяющих ему занимать соответствующую должность в органах управления кредитной организации (абз. 4 ст. 16). Вряд ли можно считать эту формулировку легальным определением исследуемого понятия, так как она носит конкретный характер (применима исключительно к указанной статье) и не отражает всех существенных свойств деловой репутации.

В ст. 150 ГК РФ наряду с такими благами, как жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, право свободного передвижения и др., называется и деловая репутация. Приводя перечень нематериальных благ, законодатель в п. 1 ст. 150 ГК РФ указывает на их неотчуждаемость и непередаваемость иным способом; при этом, по смыслу данной статьи, речь идет о нематериальных благах, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона. Однако действительно ли деловая репутация не может передаваться? Нормами ГК РФ о договоре простого товарищества устанавливается, что вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи (п. 1 ст. 1042 ГК РФ). Другими словами, здесь прямо предусматривается возможность лиц, желающих осуществлять совместную деятельность без образования юридического лица, передавать деловую репутацию во вклад. Более того, согласно п. 2 ст. 1042 ГК РФ, денежная оценка вклада товарища производится по соглашению между товарищами. Следовательно, возможно не только передать в общую долевую собственность свою деловую репутацию, но и произвести ее денежную оценку. Таким образом, налицо коллизия законодательства.


Деловая репутация юридического лица

Деловая репутация является не только качеством граждан, но и атрибутом всякого юридического лица, будучи средством его индивидуализации (наряду с фирменным наименованием, товарным знаком и т.п.). В ст. 152 ГК РФ законодатель говорит о деловой репутации применительно к гражданам, но п. 7 данной статьи устанавливает, что ее правила о защите деловой репутации соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Чем же является деловая репутация для юридического лица? Как и для граждан, неотчуждаемым нематериальным благом? Это предположение опровергается положениями ст. 1027 ГК РФ, посвященной договору коммерческой концессии. Согласно п. 2 ст. 1027, "договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности". Следовательно, правообладатель может передать свою деловую репутацию пользователю, да еще и указать объем ее использования, что никак не соотносится с концепцией непередаваемых нематериальных благ, используемой в ст. 150 ГК РФ.

Можно ли на этом основании сделать вывод о том, что деловая репутация вовсе не нематериальное, а вполне материальное благо? Бесспорен тот факт, что деловая репутация имеет неимущественную ценность для ее обладателя, но в силу своей экономической ценности она обретает вполне определенный имущественный характер.

Однако является ли деловая репутация имуществом? Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд, ЕС) придерживается позиции, что доброе имя может при некоторых обстоятельствах рассматриваться как имущество в смысле ст. 1 Протокола N 1. Например, в деле Ван Марле против Нидерландов вывод Европейского Суда обосновывался тем, что "благодаря своей работе заявители создали себе клиентуру; во многих отношениях это обладало характеристиками частного права и являлось ценностью и, следовательно, "имуществом" с точки зрения ст. 1 Протокола N 1

На наш взгляд, в данном подходе есть рациональное зерно. Однако он противоречит законодательству, которое причисляет деловую репутацию к нематериальным благам (ст. 150 ГК РФ), а в соответствии со ст. 128 ГК РФ нематериальные блага признаются объектом гражданских прав, но не входят в состав имущества. Кроме того, если признать деловую репутацию имуществом, то возникнет ряд неразрешимых вопросов, ведь имущество (не изъятое из оборота и не ограниченное в обороте) можно свободно отчуждать - продавать, дарить, сдавать в аренду и т.д. Естественно, что подобные сделки с деловой репутацией осуществить невозможно (абсурдным был бы, например, заключенный между юридическими лицами договор дарения деловой репутации). Так, А.С. Джабаева указывает: "Несмотря на то что деловая репутация юридических лиц может иметь имущественную окраску, становиться товаром, необходимо иметь в виду, что передача другому лицу только лишь деловой репутации вряд ли возможна. Таким образом, деловая репутация представляет собой связанный актив, который может быть передан (и оценен) только в совокупности с другими активами"

Итак, ст. 150 ГК РФ, справедливо причисляя деловую репутацию к нематериальным благам, тем не менее не учитывает имущественного характера деловой репутации и противоречит другим нормам ГК РФ, предусматривающим возможность ее отчуждения. Представляется, что право на деловую репутацию - это не что иное, как личное неимущественное право с имущественным элементом. Названные два аспекта деловой репутации тесно переплетаются, выражая сущность данного института. Так, например, в случае ущемления деловой репутации юридического лица опубликование опровержения сведений, нанесших вред деловой репутации, станет неимущественной, а возмещение причиненных умалением деловой репутации материальных убытков - имущественной составляющей при реализации рассматриваемого права. При этом одного лишь возмещения убытков либо только опубликования опровержения будет недостаточно для того, чтобы говорить о восстановлении нарушенного права на деловую репутацию.

*(2). А. А. Власов указывает, что в ст. 1042 ГК РФ деловая репутация уравнена с имуществом, возможным объектом права собственности и выступает предметом договорного обязательства*(3).*(4).Репутационный вред

Как следует из вышесказанного, хотя деловая репутация по смыслу закона и не является имуществом, она в то же время обладает вполне конкретной имущественной ценностью (например, она относится к числу факторов, влияющих на курсовую стоимость акций тех или иных акционерных обществ - участников фондового рынка). Имущественная ценность деловой репутации признается и в судебной практике. Так, по делу ОАО "Альфа-банк" против ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" суд принял решение взыскать с ответчика 30 млн. рублей в возмещение репутационного вреда, причиненного умалением деловой репутации ОАО "Альфа-банк"

Остановимся подробнее на понятии "репутационный вред". При этом попытаемся прояснить, каковым является характер вреда, причиняемого юридическому лицу вследствие нарушения его деловой репутации; считается ли вредом, подлежащим возмещению, только реальный ущерб и упущенная выгода или же уместно говорить также о компенсации морального вреда?

Из определения морального вреда (ст. 151 ГК РФ) и условий его возмещения следует, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу, а юридическому лицу физические и нравственные страдания причинить нельзя. Однако, как уже отмечалось, в ст. 152 ГК РФ, посвященной защите чести, достоинства и деловой репутации, сказано, что правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются и к защите деловой репутации юридического лица. А данные правила предусматривают не только возмещение убытков, но и компенсацию морального вреда. Опираясь на эти положения, Пленум ВС РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц.

Долгое время из-за отсутствия в АПК РФ нормы, позволяющей арбитражам рассматривать споры о защите деловой репутации с участием юридических лиц, общегражданские суды свободно брались за эти дела, присуждая компенсации за моральный вред, причиненный такому истцу, в то время как арбитражные суды занимали прямо противоположную позицию, согласно которой юридическое лицо в силу своей природы не может страдать и получать моральные травмы. Данная практика существовала вплоть до 2003 г., пока одно из подобных дел не дошло до КС РФ, который Определением от 4 декабря 2003 г. N 508-О (далее - Определение КС РФ) отказал в удовлетворении жалобы заявителя В.А. Шлафмана, признав за юридическим лицом право получить компенсацию не только за убытки (в смысле ст. 15 ГК РФ), но и за "нематериальные убытки". В обоснование своего вывода КС РФ сослался на решение Европейского Суда по делу Комингерсоль С.А. против Португалии, в котором было употреблено указанное понятие. Многие юристы придерживаются мнения, что при введении означенного термина КС РФ опирался на английский вариант решения Европейского Суда по упомянутому делу, где действительно применяется сочетание non-pecuniary damage, переводимое именно как "нематериальные убытки". Во французском варианте (производство в Европейском Суде ведется на английском и французском языках) используется несколько иной термин - dommage moral, т.е. "моральный вред". В любом случае, в Определении КС РФ использовано не существующее в действующем российском законодательстве и в современной отечественной юриспруденции понятие "нематериальные убытки", так как в силу ст. 15 ГК РФ убытки в гражданском обороте всегда материальны

Относительно возможности юридических лиц требовать компенсации морального вреда за нарушение их деловой репутации существуют различные мнения. Так, Н.В. Козлова считает, что юридическое лицо может иметь права, связанные с обладанием нематериальными благами, указанными в ст. 150 ГК РФ, в том числе право на защиту деловой репутации и право на компенсацию морального вреда

В.В. Витрянский, напротив, полагает, что выводы из ст. 152 ГК РФ о наличии ответственности за моральный вред, причиненный юридическому лицу, являются недоразумением

К.И. Скловский придерживается позиции, что компенсация за моральный вред взыскивается лишь в случаях, прямо указанных в законе. Закон предусматривает возможность взыскания только при причинении вреда личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица. Отсутствие норм, позволяющих взыскивать компенсацию за вред, причиненный деловой репутации юридического лица, не может быть восполнено применением каких-либо норм по аналогии. Имущественная ответственность за нематериальный вред деловой репутации юридического лица намеренно выведена законодателем из сферы деликтной ответственности путем умолчания - пробела в законодательстве не имеется

В данном контексте нельзя не упомянуть Постановление Президиума ВАС РФ от 5 августа 1997 г. N 1509/97, где устанавливалось, может ли строительное предприятие получить компенсацию за причиненный вред деловой репутации с газеты и опровергнуть порочащие деловую репутацию сведения. Президиум ВАС РФ специально указал на то, что, по смыслу ст. 151 ГК РФ, моральный вред может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу, поэтому иск в части требования о взыскании компенсации за моральный вред не подлежит рассмотрению.

Интересной точки зрения придерживается Д.И. Гущин. Он считает, что доказать причинную связь между распространением недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, и возникновением у него убытков, в том числе реального ущерба и упущенной выгоды, как и само наличие и размер этих убытков, чрезвычайно сложно. И именно поэтому законодатель допускает возможность возмещения юридическому лицу, чья деловая репутация попрана в результате распространения недостоверных и порочащих его сведений, морального вреда

О. Осадчая делает вывод о том, что моральный вред можно причинить исключительно физическим лицам, а юридические лица в силу своей природы могут претерпевать лишь так называемый репутационный вред. Если моральный вред законодатель определяет как физические и нравственные страдания, то репутационный вред следовало бы определить как негативные по следствия умаления деловой репутации юридического лица, выражающиеся в потере позитивного отношения к данному юридическому лицу со стороны его партнеров, клиентов и общества в целом. По мнению исследовательницы, пробел в законодательстве очевиден: было бы правильно и разумно внести в нормативно-правовые акты изменения, хотя бы доработать ст. 152 ГК РФ (ввести в нее понятие репутационного вреда и установить механизм его компенсации)

На наш взгляд, в данном случае едва ли можно говорить о пробеле в законодательстве - для введения понятия репутационного вреда нет никаких оснований, поскольку ГК РФ уже содержит механизм возмещения причиненного вреда (речь идет о возмещении реального ущерба и упущенной выгоды - п. 2 ст. 15 ГК РФ). Сложно спорить с О. Осадчей в том, что негативные последствия умаления деловой репутации юридического лица выражаются в потере позитивного отношения к данному юридическому лицу со стороны его партнеров, клиентов и общества в целом. Однако важно уточнить, что эти негативные последствия имеют имущественный характер (например, резкое снижение уровня продаж при положительном уровне хозяйственной деятельности предприятия и отсутствии существенных изменений на рынке сбыта) и вполне охватываются существующим механизмом возмещения убытков. Следуя этой логике, было бы излишним обременять законодательство и правоприменительную практику таким явлением, как репутационный вред, по крайней мере на данном этапе развития отношений, связанных с деловой репутацией.

*(5).*(6).*(7).*(8), поскольку в специальных нормах, посвященных ответственности за причиненный вред (гл. 59 ГК РФ), нет даже упоминания о возмещении вреда деловой репутации юридического лица. А это, несомненно, свидетельствует о том, что ГК РФ отрицает такую ответственность, ибо по правилу специальным нормам отдается предпочтение перед общими.*(9).*(10).*(11).Деловая репутация или доброе имя?

Из законодательства вытекает, что деловой репутацией могут обладать как физические, так и юридические лица. Значит ли это, что данное понятие применимо к любому участнику гражданско-правовых отношений? Употребление в законе соответствующего термина порождает проблемы. Установка, что репутация завоевывается делом, по всей видимости, дает основание для вывода о применимости исследуемого понятия только к субъектам предпринимательской деятельности, т.е. к лицам, участвующим в деловом обороте. В итоге ряд субъектов лишаются возможности правовой защиты своей репутации. Так, например, Ленинский народный суд г. Краснодара по делу N 2-301/2000 отказал в иске Краснодарскому региональному отделению общероссийской политической организации "Отечество" о защите деловой репутации, сославшись на то, что понятие деловой репутации в гражданско-правовом смысле применимо только к лицам, участвующим в деловом обороте, каковыми общественные организации не являются

И все-таки может ли такое нематериальное благо, как деловая репутация, принадлежать некоммерческим организациям и гражданам, работающим по общегражданским договорам или по контракту, вправе ли рассчитывать на защиту своей деловой репутации, к примеру, врачи и педагоги, своим делом зарабатывающие себе репутацию, от наличия которой зависит их профессиональная востребованность? Если же рассматривать деловую репутацию в узком смысле, т.е. как атрибут только субъектов предпринимательской деятельности, то каким образом защищать свою репутацию иным субъектам (ведь закон не содержит понятия "профессиональная (служебная) репутация" либо просто "репутация")?

Конечно, можно было бы распространить понятие деловой репутации на всех субъектов. Однако целесообразность такого решения вызывает серьезные сомнения, так как в предпринимательском обороте деловая репутация обладает определенной спецификой, связанной с ее бухгалтерским учетом, налогообложением, возможностью отчуждения и т.д. Не занятые предпринимательством физические лица в силу того, что проявляют деловую активность, также обладают деловой репутацией, но их репутация имеет несколько иную природу. Существенным здесь является высокий уровень профессионализма, качество оказываемых услуг, которые ассоциируются у общества с именем данного человека. Для обозначения такой деловой репутации разумно использовать другой термин, и тут на помощь приходит сам законодатель, который в ст. 150 ГК РФ упоминает понятие "доброе имя", употребляя его вместе с понятием "честь".

Итак, возникает необходимость четкого разграничения чести, достоинства, доброго имени и деловой репутации. Честь - это оценка личности обществом, достоинство - внутренняя самооценка личности, они возникают вместе с субъектом, который обретает их автоматически. Что до деловой репутации и доброго имени, то они не появляются автоматически, а формируются постепенно и представляют собой создавшееся с течением времени мнение публики. Если честь и достоинство - универсальные категории, то деловая репутация, как правило, ограничивается определенной сферой хозяйственной деятельности, и субъект не будет обладать похожей деловой репутацией в другой области хозяйствования без соответствующих усилий.

Представляется целесообразным употреблять термин "деловая репутация" в отношении юридических лиц (в том числе некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность) и граждан - индивидуальных предпринимателей. К иным физическим лицам более применим термин "доброе имя", который, обладая весьма широким смыслом, вполне охватывает отношения, связанные с использованием и защитой физическими лицами сложившегося в обществе представления об их профессиональных навыках. Тем не менее следует отметить, что по ст. 150 ГК РФ такое благо, как деловая репутация, принадлежит гражданину без каких-либо оговорок относительно обязательности его участия в деловом обороте. Исходя из этого, недопустимо отказывать лицам в охране деловой репутации по данному основанию.

*(12).Деловая репутация в экономической теории

В экономической науке, в отличие от теории гражданского права, сформирован совершенно определенный подход к сущности деловой репутации. Так, согласно п. 27-29 Положения по бухгалтерскому учету N 14/2000 (далее - ПБУ), утвержденного Приказом Минфина РФ от 16 октября 2000 г. N 91н, деловая репутация является одним из видов нематериальных активов.

В экономической теории предлагаются различные методы оценки деловой репутации - такие, как превышение цены предприятия (как имущественного комплекса в целом) над стоимостью всех его активов по бухгалтерскому балансу (официальный подход, закрепленный в ПБУ) или стоимость всех элементов нематериальных активов и др., но какой-либо сложившейся методики оценки деловой репутации вообще и нематериальных активов в частности на сегодняшний день еще нет.

Д.В. Кислов обращает внимание на то, что покупатель самостоятельно определяет ту надбавку, которую он согласен уплатить к цене предприятия, причем зачастую не расчетным или комбинированным, а только экспертным способом

Когда же деловая репутация появляется в качестве нематериального актива в бухгалтерском учете? Как правило, только при продаже или приобретении бизнеса, предприятия, организации. Сумма, уплачиваемая продавцу за предприятие, может быть меньше или больше суммы всех активов и обязательств данного предприятия на дату его покупки. В этом случае разница между покупной ценой и стоимостью активов, обязательств и составляет деловую репутацию предприятия. Так, если продажная стоимость организации - 390 тыс. рублей, а ее стоимость по балансу - 375 тыс. рублей, то разница между первой и второй величинами (в 15 тыс. рублей) и отражает деловую репутацию организации.

Покупатель может заплатить сумму, превышающую балансовую и рыночную стоимость приобретаемых активов, с расчетом на потенциальную доходность приобретения. При этом возникает положительная деловая репутация, которая может учитываться у нового владельца как самостоятельный актив организации на счете 04 "Нематериальные активы" в виде отдельного инвентарного объекта. Это означает, что средства, затраченные на приобретение деловой репутации, принесут прибыль в будущем, т.е. окупятся. При приобретении компании может возникнуть и отрицательная деловая репутация. Это скидка с цены, предоставляемая покупателю в связи с отсутствием у продаваемого предприятия стабильных покупателей, репутации качества, навыков маркетинга и сбыта, деловых связей, опыта управления, уровня квалификации персонала и т.п. Она учитывается как доходы будущих периодов.

Что касается налогового законодательства, то там деловая репутация не признается нематериальным активом. По правилам бухгалтерского учета, приобретенная деловая репутация должна быть амортизирована в течение 20 лет, но не более срока деятельности организации (п. 29 ПБУ). При налогообложении прибыли в соответствии с гл. 25 НК РФ данные затраты не включаются в состав амортизируемого имущества, хотя фактические затраты покупателя по приобретенным активам были выше

Если деловая репутация числится как нематериальный актив на балансе юридического лица, то возникает вопрос о возможности использования этого нематериального актива, к примеру, в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, средств оплаты акций при учреждении акционерных обществ, размещении акционерными обществами дополнительных акций. Согласно п. 6 ст. 66 ГК РФ, вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку. И хотя ст. 150 ГК РФ носит название "Нематериальные блага", деловую репутацию вполне можно рассматривать как неимущественное право, имеющее денежную оценку.

Представляется, что законодатель в ГК РФ приравнял неимущественные блага, т.е. отношение физического (юридического) лица и конкретного материального или нематериального объекта окружающего мира, к субъективному праву лица на такие блага. Более того, исходя из содержания ст. 150, 151 ГК РФ неимущественное право само по себе рассматривается как некое нематериальное благо. Такой вывод, основанный на положениях ГК РФ, отражен и в ряде работ современных юристов. Некоторые из них отмечают, что, по смыслу действующего законодательства (ст. 150 ГК РФ), понятием "неимущественные блага" охватываются и "неимущественные права", а значительная часть юристов рассматривает неимущественные права и нематериальные блага в качестве тождественных понятий

*(13). Для оценки деловой репутации можно использовать различные методы. В частности, такую оценку можно произвести на основе прибыли будущих периодов, проанализировав отчетность предприятия за ряд лет и определив средние показатели прибыльности по отрасли. Если среднее значение чистой прибыли за ряд лет превышает средний уровень прибыльности по отрасли, то это и будет являться деловой репутацией; экспертным путем устанавливается срок, в течение которого указанное превышение будет сохраняться. Так, если разница между фактическим средним значением чистой прибыли и средним по отрасли составит 1 млн. рублей, а прогнозируемые условия хозяйствования, экономическая ситуация и уровень конкуренции на ближайшие три года характеризуются как благоприятные для приобретаемого предприятия, то 1 млн. рублей х 3 года = 3 млн. - это та надбавка, которую можно заплатить сверх цены активов предприятия, и одновременно стоимостная оценка деловой репутации. Основной недостаток метода заключается в использовании допущения, что при новом владельце величина доходов будет равняться рассчитанной величине. При этом не принимаются во внимание такие факторы, как отношение потребителей к смене владельца и планируемые новым владельцем изменения, которые вполне могут повысить или понизить доходность. Влияние указанного пробела можно учесть путем проведения аналитических расчетов и исследований, в том числе опросов покупателей.*(14).*(15).Внесение деловой репутации в уставный капитал общества

Как мы выяснили, деловая репутация - право, которое может иметь определенную денежную оценку. Однако достаточно ли этого для утверждения о возможности внесения положительной деловой репутации в уставный капитал товарищества или общества? Ведь здесь необходимо учитывать и сущность такого института, как уставный капитал.

Общеизвестно, что уставный капитал определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующий интересы его кредиторов (п. 1 ст. 90 ГК РФ; ч. 3 п. 1 ст. 25 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах", далее - Закон об АО). Насколько данная функция уставного капитала соотносится с характером деловой репутации как нематериального актива, носящего имущественный характер? Ведь при банкротстве товарищества или общества наложить взыскание на такой актив и обеспечить его включение в банкротную массу будет невозможно. Но хотя это действительно так, с учетом публичности процедуры банкротства вряд ли можно говорить о положительной деловой репутации подвергающегося ей юридического лица. В то же время положительная деловая репутация свидетельствует об успешности хозяйственной деятельности предприятия, что создает дополнительные гарантии кредиторам. Кроме того, любое полученное обществом имущество никак не обособлено в обороте и может расходоваться им по своему усмотрению, поэтому с позиций обеспечения интересов возможных кредиторов организации положительная деловая репутация как средство оплаты акций ничем не отличается от денежных средств, которые могут быть израсходованы.

Важно отметить, что деловая репутация при внесении в уставный капитал подлежит денежной оценке. Денежная оценка вклада участника хозяйственного общества производится по соглашению между учредителями и в случаях, предусмотренных законом, подлежит независимой экспертной проверке (абз. 2 п. 6 ст. 66 ГК РФ). Так, Закон об АО акцентирует внимание на необходимости проведения денежной оценки вносимого в уставный капитал хозяйственного общества имущества или прав, носящих имущественный характер; такая оценка производится по соглашению между учредителями, а при оплате дополнительных акций неденежными средствами - с советом директоров (наблюдательным советом) общества. При этом должен привлекаться независимый оценщик. Величина денежной оценки имущества, произведенной учредителями общества и советом директоров, не может быть выше величины оценки, произведенной независимым оценщиком (п. 2 ст. 34 Закона об АО).

В европейском праве вопросы оплаты уставного капитала акционерных обществ в основном регулируются Второй корпоративной директивой 77/91 Совета Европейского экономического сообщества от 13 декабря 1976 г.

1. Неденежные средства, которые предполагается использовать при оплате размещаемых акций, подвергаются экспертизе; при этом в экспертном заключении указывается, соответствует ли стоимость неденежного вклада количеству, номинальной стоимости акций, подлежащих размещению в качестве эквивалента неденежного вклада. В то же время при выполнении ряда формальных требований можно не проводить экспертную оценку неденежных вкладов, например, в случае опубликования в печати отказа от проведения оценки неденежных вкладов, принимаемых эмитентом для оплаты акций при их размещении. Кроме того, приобретатель, оплачивающий акции неденежными средствами, обязан гарантировать возмещение долгов эмитента, возникающих с момента размещения. Такая гарантия акционера должна покрывать процент задолженности, эквивалентный проценту уставного капитала, оплаченному неденежными средствами, а срок гарантии не может быть менее одного года после опубликования годовой бухгалтерской отчетности эмитента за тот финансовый год, в течение которого были сделаны вклады в неденежной форме. Обращение акций, оплаченных таким образом, допускается исключительно среди акционеров общества.

2. Согласно ст. 10 Директивы, альтернативным способом обеспечения интересов кредиторов общества является внесение акционерами, оплачивающими акции неденежными средствами, определенной суммы в резервный фонд общества. При этом резервный фонд может быть израсходован не ранее чем через три года с момента завершения финансового года, в течение которого были внесены другие вклады. Ограничений на обращение акций в этом случае не предусматривается.

Таким образом, и в отечественном праве на законодательном уровне должна быть признана возможность внесения деловой репутации в качестве вклада в уставный капитал юридических лиц, что способствовало бы более активному использованию этого нематериального актива в хозяйственном обороте. Однако с учетом специфики исследуемого объекта представляется целесообразным закрепить возможность использования деловой репутации лишь при оплате акций, размещаемых путем распределения среди учредителей. При этом должна быть регламентирована процедура такой разновидности оплаты (проведение экспертизы, оценка деловой репутации), а также установлены гарантии для кредиторов юридического лица (например, обязанность внесения определенной денежной суммы в резервный фонд, сконструированная по аналогии с соответствующими положениями Директивы).

*(16) (далее - Директива), которая предусматривает две модели оплаты уставного капитала нематериальными активами.


Выводы

Итак, деловая репутация является одновременно гражданско-правовой и экономической категорией. На практике она выступает важной предпосылкой успешной деятельности хозяйствующих субъектов.

В гражданском праве деловая репутация рассматривается как один из объектов гражданских прав - нематериальное благо, которое порождает у его обладателя комплекс личных неимущественных и имущественных прав. Экономическая теория видит в деловой репутации один из видов нематериальных активов (как правило, это связанный актив), который отражается в бухгалтерском учете и может иметь конкретную стоимостную оценку. На законодательном уровне должен быть уточнен круг субъектов деловой репутации, отрегулированы механизмы обращения этого актива, возможность и способы его отчуждения и внесения в уставный капитал, методы оценки и налогообложения. Кроме того, необходимо обобщить правоприменительную практику по делам о возмещении убытков, причиненных умалением деловой репутации, а также выработать механизм доказывания убытков и определения их размеров.



─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) Кислов Д.В. Нематериальные активы: учет и налоги. М., 2006.

*(2) Постановление ЕС по делу Ван Марле против Нидерландов от 26.06.1986 г.

Доступно на сайте: http//www. echr.coe.int

*(3) Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 23.

*(4) Джабаева А.С. Деловая репутация юридического лица как нематериальный актив: некоторые вопросы гражданско-правового режима // Юрист. 2006. N 3.

*(5) Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.10.2004 г. по делу N А40-40374/04-89-467.

*(6) См.: Астахов П.О защите чести и деловой репутации // Современное право. 2005. N 2.

*(7) Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005.

*(8) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Книга первая. М., 2001.

*(9) Резник Г.М., Скловский К.И. Честь. Достоинство. Деловая репутация: Споры с участием СМИ. М., 2006. С. 37.

*(10) Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред. СПб., 2002. С. 134-136.

*(11) Осадчая О. Репутационный вред как последствие умаления деловой репутации юридического лица // Право и жизнь. 2006. N 99/9.

*(12) Архив Ленинского районного суда г. Краснодара.

*(13) Кислов Д.В. Указ. соч.

*(14) См.: Фомичева Л.П. Деловая репутация // Консультант. 2002. N 16.

*(15) См.: Малеина М.Н. Право на имя // Государство и право. 1998. N 5. С. 7.

*(16) Опубликована 01.02.1977 г. в N 1/77 Официального журнала Европейского экономического сообщества.
05/12/08
 


Адвокат
Широких
Ольга Валерьевна
Адвокат Широких Ольга Валерьевна
Телефон:
+7(495)772-38-85
E-mail: shirokich@mosurcenter.ru
Cтаж: с 2005 года
Регистрационный номер: 77/10676 в реестре адвокатов г. Москвы.

Адвокат
Голубев
Сергей Евгеньевич
Адвокат Голубев Сергей Евгеньевич
Телефон:
8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50
E-mail: golubev@mosurcenter.ru
Cтаж: с 1997 года
Регистрационный номер: 50/4554 в реестре адвокатов Московской области

Адвокат
Широких
Виталий Валерьевич
Адвокат Широких Виталий Валерьевич
Телефон:
+7(495)740-83-76
E-mail: shirokih@mosurcenter.ru
Cтаж: c 1997 года
Регистрационный номер: 77/5025 в реестре адвокатов г. Москвы.


Онлайн консультации адвоката

 
Фамилия / Имя:
E-mail:
Телефон:
Выберите раздел вопроса:
Укажите заголовок вопроса, отражающий основную суть:
Напишите подробно Ваш вопрос:
Защита от спама
9 + 3 =
Коллегия адвокатов

Адрес: 107120, Москва, М.Полуярославский пер., д.3/5, каб.120

Телефоны: +7(495)740-83-76; 8-926-246-93-36, 8-903-523-15-50; +7(495)772-38-85

E-mail: info@mosurcenter.ru
Все права охраняются законом
"Московский юридический центр" © 2006 - 2017.

Карта сайта